Какими НПА регулируется невозможность контрагента ссылаться на отсутствие товара на рынке при исполнении ДКП?

Влияние коронавируса на договоры (форс-мажор) — Право на vc.ru

Какими НПА регулируется невозможность контрагента ссылаться на отсутствие товара на рынке при исполнении ДКП?

Краткий обзор основных юридических последствий коронавируса в отношении коммерческих контрактов.

Другие материалы по этой теме, включая влияние эпидемии на трудовые отношения и корпоративные процедуры, вместе с подборкой полезных ресурсов вы можете найти здесь: «Коронавирус Covid-2019: правовые последствия» (регулярно обновляется).

​Юридические основания для пересмотра договоров во время кризисной ситуации

Кто бы мог предположить еще месяц назад, что летучая мышь на рыбном рынке в китайской провинции станет причиной глобальной рецессии и приведет к обвалу финансовых рынков?

Последствия коронавируса прямо или косвенно отражаются на всех отраслях экономики. Особенно наглядно это проявляется там, где между контрагентами есть долгосрочный договор, который был заключен до того, как стороны могли себе представить последствия вируса.

В таких ситуациях стороны хотят знать, что предусматривает договор на случай наступления таких обстоятельств. С точки зрения российского права есть три юридические концепции, которые могут применяться к договорным отношениям в ситуации кризиса:

  1. Непреодолимая сила, или «форс-мажор» (ч. 3 ст. 401 ГК РФ).
  2. Невозможность исполнения обязательства (ст. 416 и 417 ГК РФ).
  3. Существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Наиболее распространенным основанием, влияющим на общие положения об ответственности сторон договора, является форс-мажор. Он подробнее рассмотрен ниже. Две другие концепции кратко рассмотрены в конце.

Форс-мажор как обстоятельство, исключающее ответственность

Форс-мажор — это юридическая концепция, в соответствии с которой сторона договора может избежать ответственности за неисполнение договора при наступлении определенных обстоятельств.

В странах континентальной правовой семьи (Германия, Россия, Китай, ОАЭ), где есть кодифицированное законодательство, понятие «форс-мажора», как правило, закреплено в гражданских кодексах. Так, в России это ч. 3 ст. 401 ГК РФ, которая гласит:

Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

В юрисдикциях системы общего права (Англия, США, Сингапур, Индия), которые развивались под влиянием прецедентного права и зачастую не имеют кодифицированного гражданского законодательства, форс-мажор не всегда является правилом, которое применяется по умолчанию.

Вместо этого понятие «форс-мажора» и его конкретные условия должны быть прямо зафиксированы в договоре, чтобы стороны могли ссылаться на наступление таких обстоятельств.

Включение таких условий является распространенной практикой, особенно в комплексных контрактах. Поэтому если контракт подчинен английскому праву, в первую очередь стоит открывать сам контракт и искать там определение «форс-мажора».

Наступление форс-мажорного обстоятельства позволяет стороне не исполнять свои обязательства из договора и при этом нести ограниченную ответственность (при соблюдении ряда условий). В российском правовом поле для признания обстоятельства форс-мажором оно должно удовлетворять всем следующим условиям:

  1. Обстоятельство исключительно и не является обычным в конкретных условиях.
  2. На момент заключения договора стороны не могли предвидеть возникновение обстоятельства.
  3. Наступление обстоятельства не зависит от воли какой-либо из сторон договора.
  4. Обстоятельство непредотвратимо, что означает невозможность для любого участника гражданского оборота избежать наступления обстоятельства или его последствий.

Коронавирус безусловно отвечает признакам три и четыре из списка выше. Вместе с тем в отношении его исключительности и возможности предвидеть наступление эпидемии у сторон могут быть разные взгляды.

Кто-то может выдвинуть аргумент, что за последние два десятилетия было несколько глобальных эпидемий (атипичная пневмония, эбола, свиной грипп), что лишает коронавирус исключительного характера. В качестве контраргумента другая сторона может заявить, что последствия коронавируса настолько сильно отличаются от предыдущих пандемий, что нынешний вирус было невозможно предсказать.

Ответ на этот вопрос будет в конечном счете зависеть от многих факторов, в том числе от характера договорных отношений, профессионализма сторон и усмотрения арбитра.

Стоит сказать: согласно разъяснениям Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (ТПП РФ), которая занимается выдачей сертификатов о наступлении форс-мажорных обстоятельств, массовые заболевания (эпидемии), ограничения перевозок, запретительные меры государств и запрет торговых операций являются событиями форс-мажора.

Если вы полагаете, что для вашего конкретного случая коронавирус является форс-мажором, вам стоит помнить о следующих особенностях.

Во-первых, эта норма диспозитивна, то есть стороны вправе изменить ее по своему усмотрению в договоре, что часто и происходит. Соответственно, нужно сначала смотреть сам договор, который обычно предусматривает подробную процедуру взаимодействия сторон.

Во-вторых, оговорка о форс-мажоре часто требует, чтобы пострадавшая сторона направила другой стороне уведомление в течение десяти дней с даты наступлении форс-мажора, чтобы иметь юридическую силу.

В-третьих, к обстоятельствам непреодолимой силы, как правило, не относится нарушение обязанностей со стороны контрагентов. Это означает, что если поставщик не может поставить деталь в срок потому, что сам не смог получить ее от завода-изготовителя, то статья о форс-мажоре не спасет такого поставщика. Отсутствие денежных средств также не является форс-мажором.

Невозможность исполнения обязательства

В теории коронавирус и его последствия могут вообще прекращать обязательства по договору, а не просто освобождать от ответственности за их неисполнение, как это было бы с форс-мажором. Ст. 416 ГК РФ формулирует следующее:

Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Речь в статье идет о тех случаях, когда обязательство невозможно исполнить физически, даже если основания, вызвавшие невозможность исполнения, отпадут. Это означает, что если невозможно перепоручить иному лицу исполнить обязательство или если невозможность носит временный характер, то ст. 416 ГК РФ применяться не будет.

Невозможность также бывает юридической, когда физически обязательство исполнить можно, но его исполнение будет противоречить закону. Такую ситуацию регулирует ст. 417 ГК РФ:

Если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части.

Повторим, что в обоих случаях речь идет о том, что невозможность должна быть постоянной и окончательной, а не временной. Именно постоянная окончательная невозможность – главный критерий, по которому форс-мажор можно отличить от невозможности исполнения.

Единственное исключение – если невозможность хотя и является временной, но достоверно известно, что обстоятельства, вызвавшие невозможность, не отпадут до истечения срока обязательства.

Последствие невозможности исполнения — это автоматическое прекращение обязательства. В случае наступления постоянной и окончательной невозможности должнику в обязательстве не нужно даже уведомлять кредитора. Если из договора вытекало исполнение только одного обязательства, договор автоматически будет прекращен.

Важный момент — невозможность исполнения должна быть последующей, то есть наступить уже после заключения договора. В случае изначальной невозможности применяется другой подход. Если на момент заключения договора и должник, и кредитор знали о том, что исполнить обязательство будет невозможно, такой договор является мнимым и не создает никаких обязательств.

Если же только должник достоверно знал о том, что взятое им на себя обязательство невозможно исполнить, а кредитор полагал исполнение возможным, то в таком случае обязательство существует, а должник несет перед кредитором ответственность за его неисполнение.

Существенное изменение обстоятельств

Другой релевантной концепцией является существенное изменение обстоятельств. Так, в соответствии со ст. 451 ГК РФ:

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Чтобы отличить форс-мажор от существенного изменения обстоятельств, можно руководствоваться следующей логикой. При форс-мажоре обстоятельство должно полностью блокировать исполнение обязательства, а не просто осложнять его.

Например, если в результате распространения вируса увеличивается срок исполнения обязательства (для поставки товара требуется проложить альтернативный более длинный маршрут), тогда речь идет о существенном изменении обстоятельств.

Изменение обстоятельств признается существенным тогда, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут или изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

  • В момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет.
  • Изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота.
  • Исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
  • Из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Важно помнить, что существенное изменение обстоятельств не дает право обязанной стороне не исполнять обязательство и освободиться от ответственности. При существенном изменении обстоятельств у обязанной стороны есть лишь право договориться с другой сторон о расторжении или изменении договора. Это право обеспечено возможностью обратиться в суд, если соглашения все-таки достигнуть не удастся.

Многие полагают, что последствия коронавируса на мировые цепочки поставок только проявят себя в ближайшие месяцы. Если это так, то сторонам договорных отношений стоит понимать объем ответственности перед своими клиентами и поставщиками. Для этого необходимо изучить положения договора и норм применимого права, которые применяются по умолчанию.

Авторы статьи — Роман Бузько и Егор Ларичкин из Buzko Legal.

Источник: https://vc.ru/legal/112156-vliyanie-koronavirusa-na-dogovory-fors-mazhor

Эксклюзивные оговорки в договорах. Внесение условий, ограничивающих конкуренцию

Какими НПА регулируется невозможность контрагента ссылаться на отсутствие товара на рынке при исполнении ДКП?

Современное законодательство максимально направлено на поддержание конкуренций и ограничение монополистической деятельности. Об этом свидетельствует ряд нормативных актов, принятых в этой сфере.

К ним можно отнести, к примеру, ФЗ «О защите конкуренции», ФЗ «О естественных монополиях», ФЗ ««Об основах государственного регулирования торговой деятельности», ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ» и т.п.

 

Однако зачастую при заключении каких-либо договоров стороны вносят оригинальные условия, которые вызывают ряд вопросов о возможности их применения с точки зрения противоречия законодательству.

А.Н. Варламова в своей работе «Правовое обеспечение развития конкуренции» отмечает, что «Одной их самых сложных и до настоящего времени не до конца решенных проблем конкурентного законодательства является доказательство ограничивающих   конкуренцию   согласованных   действий   (сговоров)».

Так как же в настоящее время в законодательстве регулируется проблема внесения в соглашения условий, так или иначе ограничивающих конкуренцию? Для того, чтобы разобраться в этом необходимо проанализировать статью 11 ФЗ «О защите конкуренции».

Фактически, статья 11 устанавливает два вида запретов: запрет на соглашения, ограничивающие конкуренцию и запрет на согласованные действия, ограничивающие конкуренцию, т.е. на сговоры.

Во-первых, необходимо понять, что закон понимает под словом «соглашение». В соответствии со статьей 4 «Соглашение – договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме».

Под согласованными действиями статья 8 закона понимает «действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке при отсутствии соглашения, удовлетворяющие совокупности следующих условий: 

  1. результат таких действий соответствует интересам каждого из указанных хозяйствующих субъектов;
  2. действия заранее известны каждому из участвующих в них хозяйствующих субъектов в связи с публичным заявлением одного из них о совершении таких действий;
  3. действия каждого из указанных хозяйствующих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов, участвующих в согласованных действиях, и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке…»

Важно отметить, что в Постановлении № 30 Высший Арбитражный Суд РФ дал некоторые разъяснения. Согласно п. 2  данного Постановления, при анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными (ст. 8 ФЗ «О защите конкуренции»), арбитражным судам следует учитывать: согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении. Т.е. действия могут быть согласованы и в условиях договора, и даже в устной форме.

Во-вторых, необходимо разобраться в том, что именно закон понимает под факторами, ограничивающими конкуренцию. Для этого необходимо обратиться к статьям 11 и 11.1. Соглашение запрещается, если оно приводит к:

  1. установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок;
  2. повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;
  3. разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);
  4. сокращению или прекращению производства товаров;
  5. отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Все эти положения относятся именно к так называемым «горизонтальным соглашениям», т.е. соглашениям, которые заключаются между конкурентами – лицами, работающими на одном рынке.

Однако существуют и «вертикальные соглашения». В соответствии с п.19 статьи 4 ФЗ «О защите конкуренции» вертикальным признается соглашение «между хозяйствующими субъектами, которые не конкурируют между собой, один из которых приобретает товар или является его потенциальным приобретателем, а другой предоставляет товар или является его потенциальным продавцом».

Именно к вертикальным соглашениям можно отнести дистрибьюторские соглашения, которые закрепляют правовые отношения по поставке товаров, осуществлению посреднических функций, передаче прав интеллектуальной собственности, а также иные объединенные общей целью обязательства. А.Б.

Борисова в своей статье в «Журнале российского права» (№3, 2005 год) понимает дистрибьюторский договор так: «Дистрибьюторский договор представляет собой договор, по которому одна сторона (дистрибьютор) в рамках ведения предпринимательской деятельности обязуется в течение определенного договором времени осуществлять и организовывать продвижение и распространение товара на определенной территории, для чего, в частности, будет приобретать этот товар у другой стороны (поставщика), а поставщик обязуется поставлять товар дистрибьютору и обеспечивать ему привилегированное положение на данной территории».  Дистрибьютор не является потребителем товара, поскольку покупает товар не для удовлетворения личных нужд, а для его перепродажи в пределах оговоренной территории (рынка).

Согласно Руководству по составлению международных дистрибьюторских соглашений, утвержденному Международной торговой палатой, дистрибьютор должен: приобретать и перепродавать товар от своего имени и за свой счет; принимать на себя организацию продаж на определенной территории; не создавать обязательств для производителя.

Привилегированное положение дистрибьютора на определенной договором территории обеспечивается не только путем ограничения прав сторон и установления ответственности за неисполнение соответствующих обязательств.

Ограничение прав поставщика состоит в том, что он не имеет права заключать договоры, предполагающие распространение согласованного товара на территории дистрибьютора, и воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельных действий по распространению этого товара.

Ограничением прав дистрибьютора часто являются запрет торговать соответствующим товаром на иных территориях (что, в частности, обеспечивает поставщику выполнение его обязательств перед другими дистрибьюторами), а также запрет заключать аналогичные договоры с другими поставщиками по распространению конкурирующих товаров на установленной территории. Это как раз таки и является одной из точек дискуссии по поводу дистрибьюторских договоров и влияния их на ограничение конкуренции. По сути,  это условие ограничивает права собственника — поставщика или дистрибьютора распоряжаться своим товаром. Соглашение сторон об ограничении прав сторон дистрибьюторского или агентского договора можно отнести как раз к обязательствам из п. 1 ст. 307 ГК РФ «В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Сторона договора принимает на себя обязательство не совершать определенных действий, т.е.  не конкурировать с другой стороной тем или иным образом, определенным договором.

Таким образом, далеко не все вертикальные соглашения несут вред для конкуренции, регулирование в их отношении должно быть более либеральным, нежели в отношении горизонтальных соглашений. Так например, И.В.

Князева в работе «Антимонопольная политика государства» отмечает, что «современное антитрестовское законодательство рассматривает неценовые вертикальные ограничительные соглашения с позиции правила разумности, так как в их содержательной реализации чаще присутствует позитивный, нежели негативный эффект для конкуренции и потребителей».

Российское законодательство смотрит на данную ситуацию иначе. Согласно ФЗ «О защите конкуренции»  что касается вертикальных соглашений, то запрещаются вертикальные соглашения между хозяйствующими субъектами, если:

  1. такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены  перепродажи товара;
  2. таким соглашением продавец товара предъявляет покупателю требование не допускать товар хозяйствующего субъекта – конкурента для продажи. Данный запрет не распространяется на соглашения об организации покупателем продажи товаров под товарным знаком либо фирменным наименованием продавца или производителя.

Согласно ФЗ «О защите конкуренции» перечисленные в п. 1 ст. 11 соглашения (согласованные действия) любых хозяйствующих субъектов запрещаются независимо от наличия положительного эффекта.

Источник: https://kollegia.info/eksklyuzivnyie-ogovorki-v-dogovorax-vnesenie-uslovij-ogranichivayushhix-konkurencziyu

Вопросы адвокату
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: